Статьи:

Тюменские моржи установили мировой рекорд с курьезом
41 час в ледяной воде
Конкурсы для "сильных духом" или как мы отметили 23 февраля!
"Тюмень - АквАйС - рок-н-ролл"
Тюменские моржи «заработали» в Минске 90 рублей
Раскрыта одна из тайн крещенской воды
Секрет счастья: горячий хлеб и ледяная вода
Заактированная экология.
В Тюмени выбрали "железных" моржей!
Лед жарче огня
Страницы: 123456789101112...1516 далее >

Еще "зеленые"? Или уже "зеленые"?

На недавних выборах в Государственную Думу РФ Всероссийская экологическая партия «Зелёные», как и предрекали аналитики, не смогла преодолеть пресловутый 5-процентный барьер. Если точнее, итог выборной кампании «зелёных» — примерно 0,7 процента голосов пришедших на выборы россиян. Итак, провал? От «Зелёных» можно отмахнуться, как от весьма незначительного игрока на политическом поле? Или всё же стоит перевести этот жалобный процент в точное число реальных голосов, отданных за партию экологически продвинутыми россиянами?

Андрей Агарков.

А может, это не те приверженцы разумной государственно-частной экологической политики, а просто рядовые наши
граждане, которые, так и не сумев разобраться в своих политических предпочтениях, отдали голоса (ну не пропадать же!)
за симпатичную в принципе компанию. А что? За будущее планеты беспокоятся, за прозрачность воздуха, чистоту реки густоту лесов.

Так как же на самом деле?

 

Что мы знаем о российских «Зелёных», кроме того, что их лидером является амбициозный и «неудобный» Олег Митволь? А о наших, тюменских, «зелёных» что мы знаем? Только то, что в выборах подобного уровня участвуют всего лишь второй раз (первый был, когда «зелёные», просуществовав 4 года как движение, зарегистрировались как партия).

Зачем партии реклама?

Итак, наш собеседник — хорошо известный читателю «ТИ» персонаж. Андрей Агарков, председатель Тюменского регионального отделения Всероссийской экологической партии «Зелёные», исполнительный директор центра зимнего холодового плавания «АквАйСпорт-Тюмень» (заслуженный морж), яростный противник противозаконной вырубки «зелёного друга», энтузиаст всяческих субботников по защите и восстановлению окружающей среды.

Мы много раз встречались с Андреем Агарковым на территории тематической полосы «ТИ» «Об экологии — начистоту». Теперь вот пришло время поговорить о процентах, накапавших в избирательную урну…

— Андрей, я могла бы предположить, что столь скромный процент, «выигранный» вашей партией на минувших парламентских выборах, — это результат экологической безграмотности, слепоты и даже в каком-то смысле разгильдяйства наших сограждан…

— Было бы очень удобно прикрыть свой проигрыш именно такой формулировкой. Но я предпочёл бы поговорить о реальных причинах наших «успехов».

— На выборы в Госдуму вас выдвинул партийный совет партии? Значит, на вас возлагали надежды?

— Наверное. Движение «зелёных» в нашем регионе знают. Знают, сколько усилий мы прилагаем для того, чтобы привить нашим землякам такое понятие, как здоровый образ жизни. Всех приглашаем заняться закаливанием в холодной воде, всем рады на субботниках, когда вместе с тюменцами очищаем территорию вокруг озера Чемпионов от остатков жизнедеятельности диких туристов. Всех готовы принять у себя на озере, научить настоящему, цивилизованному и здоровому отдыху…

— Что ж, значит, этого мало. Чего, как вы думаете, не хватило «зелёным» для того, чтобы собрать больше голосов россиян?

— Рекламы. Партийной рекламы. Я не имею в виду банальные баннеры с изображением политика — хотя у нас и на такие мероприятия денег не было. Финансовая подоплека — серьезный фактор. В отсутствие государственного финансирования мы вынуждены существовать исключительно на частные пожертвования, спонсорские деньги, а это, как вы понимаете, достаточно нестабильная вещь. Если в газете — спасибо вашей газете! — мы могли вести экологическую пропаганду, то собственно партийную — нет. У «Зелёных» есть своя программа — и очень толковая, но о ней мало кто знает. Причем она в полной мере касается охраны окружающей среды. А к ней, как известно, относится не только флора и фауна, а и сам «царь зверей» — человек, которому тоже надо помогать. Например, мы предлагаем механизм «зелёной ипотеки» для молодых — под 4 процента годовых…

— Жильё в шалашах?

— Читайте нашу программу, она есть на нашем сайте в интернете.

Купить себе чистую планету…

— За вас в итоге проголосовали — вы сами подсчитали — 3670 человек…

— Примерно столько же, чуть меньше, набрал глава «зелёных» в Хабаровском крае Виктор Сайко, военный человек. Китайцы, говорят, его очень боятся и что попало в Амур не сбрасывают…

— А тюменских «зелёных» боятся?

— С нами начинают считаться. Во многом благодаря тому, что общественность, рядовые граждане Тюмени, узнав о нашем существовании, всё чаще призывают нас на помощь в случаях незаконной вырубки деревьев или захламления природоохранных территорий.

— Какая из существующих на нынешнем российском политическом небосклоне партий вам ближе, так сказать, идейно?

— Ни у одной из них в программах нет чёткой экологической концепции. И это странно. Ведь экологическая безопасность — это то, что касается любого жителя этой планеты, будь он коммунист, «справедливоросс» или «яблочник»! Прочтите программу любой партии — что они обещают людям? Если обобщить, то — нормальную, обеспеченную и комфортную жизнь. Скажите, возможна нормальная жизнь, когда приходится дышать выхлопными газами, пить вместо воды «коктейль» из тяжёлых металлов, любоваться на аллеи из пеньков? Да, тот, у кого есть деньги, может — на время! — купить себе экологический комфорт, зелёную зону, чистый воздух… Но даже за большие деньги нельзя спастись от возможных экологических катаклизмов, которыми природа платит нам за небрежное к ней отношение. Тайфуны, наводнения, сибирская язва… Ну не купите же вы себе другую, чистую, «непользованную» планету?!

— И всё же. С кем из партий вы готовы сотрудничать?

— С «Единой Россией». По крайней мере, в ходе проходивших праймериз и встреч с жителями Тюменской области Иван Квитка, например, поднял огромной важности и остроты вопрос: о Лесном кодексе.

Кодекс чёрных лесорубов

— Вы много раз выступали в «Тюменских известиях» и каждый раз, говоря о действующем лесном Кодексе, непременно ругали его, называя «кодексом чёрных лесорубов»…

— Так оно и есть. Зачем надо было менять прекрасный советский Лесной кодекс 1979 года, работая по которому, кстати, страна гораздо больше леса заготавливала — и при этом не было такого варварского объёма незаконной вырубки, такого количества лесных пожаров? Кому он мешал? Да, необходимо было в соответствии с новыми экономическими реалиями вносить в кодекс-79 необходимые изменения. И этим занимались — учёные, хозяйственники. Очень важно, что к работе над новым кодексом были привлечены лесничие. В прежние времена — и до войны, и после — фигура лесничего всегда была ключевой в лесном хозяйстве.

— Ваш дед, я знаю, был лесничим…

— Мой дед Филимон Фатеевич — человек без образования, фронтовик, вернувшись с войны с тяжелейшим ранением, работал лесничим в Упоровском районе. Ходил по лесу с берданкой. Мужик был крайне суровый и неподкупный. Браконьеры его боялись: рубить без спроса не решились бы — такой «импичмент» бы устроил им! Это был настоящий следопыт: по малейшему следу мог обнаружить нарушение или преступление. Едет на делянку — а лесозаготовители уже в панике: малейшее найдет нарушение! И, что называется, привлечет… Жаловались на его неукротимый нрав и несговорчивость директору лесхоза. Тот приезжал, пытался деда усмирить: мол, чего, деревенская рожа, не в свои дела лезешь?! Таких люлей огрёб от деда… Потому что это лес — это ЕГО дело было, деда.

Удивительная вещь: дед столько крови, столько грязи, столько боли повидал на войне — а к лесу относился так трепетно, с такой человеческой нежностью… Знал лес — каждое дерево в нём, каждую травинку!

— Хорошо помните деда?

— Ни на миг не забывал. Меня, маленького, он приводил в лес — как в храм. Показывал всё, учил разбираться в огромном лесном «хозяйстве». А еще учил благодарить лес — за всё, что он даёт человеку: тепло, жилище, одежду, пищу, воздух… Но если мы, ребятня, шли в лес, он все карманы нам перетрясет: не дай Бог возьмём с собой спички! Лес — не для шалостей.

— Интересно, чьё мнение «весомее» при разработке такого документа как Лесной кодекс — какого-нибудь учёного теоретика или такого вот «фаната», как ваш дед?

— Мнение таких людей, сердцем болеющих за природу, обязательно должно учитываться. Мнения ученых и «лесных» людей прошли в Госдуме лишь первое чтение. Победил сиюминутный «рыночный» интерес. Новый кодекс превратился в итоге в совершенно противоположный документ. Что называется, «заточите топоры, новые хозяева!»… Рубите где хотите. И деревья, и «бабло»… Такие документы, как кодекс, нельзя принимать кулуарно. Лес — это наше общее, народное достояние. Значит, и обсуждать его участь мы должны были сообща.

Бесхозяйственное отношение к лесу — лишь бы сиюминутная выгода! — оно сегодня во всем. Лес — это ведь не только промышленная древесина, не только экономика. Мы забыли и о редких видах деревьях, которые вырубают «заодно», о ценнейшем лекарственном сырье, о дикоросах… А ведь все это могло бы работать на самую важную и благородную цель — здоровье нации!

— В итоге — тоже экономика. В чистом виде.

— Мы очень надеемся, что наш опыт, наши знания, наши профессиональные возможности помогут нам эффективно сотрудничать с новым составом парламентариев — как Государственной, так и областной Дум. Предназначение нашей партии я вижу в том, чтобы все существующие в области структуры — властные, коммерческие, общественные — никогда не забывали: охрана окружающей среды — это не разовое мероприятие, акция, не флэшмоб, не «экологический месячник». Это — государственная политика. Это будущее — наше и наших детей. Помните, как раньше было: дом высокой культуры быта? Так вот планета наша должна быть именно таким домом.

А пятипроцентный барьер мы обязательно пройдем…

Такие документы, как кодекс, нельзя принимать кулуарно. Лес —  это наше общее, народное достояние. Значит, и обсуждать его участь мы должны были сообща.

 

Досье «ТИ»:
Агарков Андрей Александрович. Выпускник Муромцевского лесотехникума, позднее — Тюменской сельхозакадемии. Образование экономическое.

Наши клиенты